Звезда в горсти

Звезда в горсти

В Чудетство с Михаилом Ясновым Стихи Елены Аксельрод Ветер злится: «Повалю-у-у! Я упрямых не терплю-у-у!»
30.03
Теги материала: поэзия, чудетство

Елена Аксельрод — поэт и переводчик, дочь замечательного художника Меера Аксельрода. В недавней книге воспоминаний «Двор на Баррикадной» она с удивительным тактом и необыкновенно подробно описала годы своей московской жизни. Сегодня Елена Аксельрод живёт в Израиле, и голос её, доходящий оттуда, переполнен отзвуками детства, замечательного и трогательного.

Недавно Букник-старший брал у неё интервью.

Первая детская книжка Елены Аксельрод — «Ванька-Встанька и Санька-Спанька» — была опубликована ещё в 1961 году в издательстве «Детский мир». С тех пор в Москве в «Детской литературе» и «Малыше» у неё вышло немало книг, тоненьких и толстеньких, — например «Кто проснулся раньше всех». Книга открывалась таким стихотворением:


Городу ночью
Холодно стало.
Ночь для него
Одеяло достала.
Снегом заботливо
Город одела
И посветлела
От доброго дела.

Эти стихи вроде бы непритязательны, и мир детства в них спокоен и привычен. Но взгляд любопытного ребёнка способен увидеть в них главное — скрытую тайну. Так светящееся зёрнышко звезды становится настольной лампой, другая звезда — светлячком, а солнце — шляпкой гриба, и простые, казалось бы, сопоставления превращают весь мир в загадочный ребус, который хочется — и необходимо! — разгадать.

Психолингвисты давно пришли к выводу, что маленькие дети плохо понимают метафоры и, как правило, не умеют их объяснить. Однако наблюдения тех же специалистов и родителей доказывают, что в самой детской речи полным-полно метафор. Этим психологическим противоречием и пользуются хорошие детские поэты: смотря на мир глазами ребёнка, они подталкивают малыша к активному освоению родного языка и всего того, что нас окружает. Именно так поступает и Елена Аксельрод, чьи стихи мы будем сегодня читать.

Поздно

Поздно. С неба ночь глядит.
Кто-то на небе гудит.
Это птица-самолёт
Звёзды-зёрнышки клюёт.
Только зёрнышко одно
Испугалось, сорвалось.
Вот оно, вот оно —
На столе моем зажглось.

Кто проснулся раньше всех


Я проснулся раньше всех —
У меня с утра дела.
Я проснулся раньше всех —
Мама завтрак подала.

Значит, мама встала раньше меня?

Раньше всех во двор бегу,
Вижу — клякса на снегу.
Эта клякса — чёрный кот,
Он под лестницей живёт.

Значит, кот встал раньше меня?

Бабушка в большом платке
Пса ведёт на поводке.

Значит, бабушка и пёс встали раньше меня?

А на ближнем перекрёстке
Тётенька сидит в киоске.

Значит, тётя-продавщица встала раньше меня?

И по улице народ
Всё идёт да идёт.

Значит, все эти люди встали раньше меня?

Чтобы снова не проспать,
Раньше всех я лег в кровать.

Я проснулся на рассвете —
И столкнулся с дядей Петей.

Не ложился он вчера:
Он работал до утра.

На бульваре

Липы за руки взялись,
Липы ветками сплелись.
Ветер злится: «Повалю-у-у!
Я упрямых не терплю-у-у!»
Дунул снова что есть сил,
Но деревья с ног не сбил.
Ветер громко засопел,
Засопел, рассвирепел,
Закружился на снегу,
Поднял в городе пургу.

Мотороллер тарахтел


Мотороллер тарахтел,
Вдоль по улице летел:
Трах-тах-тах,
Тара-ра-рах —
Нагонял на встречных страх.

Утке страшно, утке жутко,
В лужу, в лужу мчится утка.

Скачут прочь встревоженные
Лошади стреноженные.

Петухи горластые
Храбростью не хвастают,
Сонных кур прогнали с места.
— Кар-ра-ул! — кричат с насеста.

Мотороллер незнакомый
Повалил скирду соломы,
Вдоль домов пронёс свой рёв,
Пыль взметнул — и был таков.

Не со зла он так шумел —
Не шуметь он не умел.

Звезда в горсти

И лес был тёмным,
И вода,
Когда мы шли домой.
Вдруг я зажмурился —
Звезда
На палец села мой.
И я звезду зажал в горсти.
Звезда просила:
— Отпусти!

Звезду я выпустил из рук,
Хоть было жаль немного.
И снова темнота вокруг,
И не видна дорога…

Вдруг вижу:
Светится сучок!

Так вот ты где,
Ночной жучок —
Моя звезда,
Мой светлячок!

На реке


В первый раз
Веду я лодку.
Вёсла взял у папы.
Вывел лодку
На серёдку,
Вёсла, точно лапы.

Им сердитая вода
Говорит:
— Куда? Куда?
Что вы мне мешаете?
Что меня мешаете?

Лодку отгоняет
И вперёд толкает.

Лодка очень рада —
Ей того и надо.

В лесу

Вот солнышко сквозь облака,
Как шляпка рыжая грибка,
То глянет, то скрывается.
А шляпка рыжая грибка,
Сквозь травы,
Как сквозь облака,
Навстречу пробивается.

Когда столкнулись у ствола,
Я подосиновик нашла.

В море мылся великан


Над водой стоял туман.
В море мылся великан.
Мыла целый магазин
Израсходовал один.
Прямо в нас швырял он мыло,
Мыло пенилось и плыло,
Мыло море побелило,
Море злилось и бурлило:
Рассердил его буян —
Чистоплотный великан.

О чём мычат коровы

У коров рога-короны,
Важный вид, серьёзный вид.
Состязались три коровы,
Кто кого перемычит.
И одна сказала:
— МУ-У!
А ещё одна:
— МУ-МУ-У-У!!
Ну а третья:
— МУ-МУ-МУ-У-У!!!
Слышите, какая я
ГО-ЛО-СИС-ТА-Я!
Потому-у
Со мною — МУ-У!-
Не сравниться НИКОМУ-У!

Мимо мчался паровоз,
Он состав тяжёлый вёз.
Перевёл он дух
И вздохнул: — У-УХ!

И от этого от вздоха
Трём коровам стало плохо.
Замычали: — МУ-МУ-МУ-У-У!
Это кто в густом ДЫМУ-У?
Оглушил нас ПОЧЕМУ-У?
Заглушил нас ПОЧЕМУ-У?
МУ-У! Какой могучий крик!
Это, верно, грозный бык,
Грозный бык из дальних стран,
Скороход и великан,
Он копытами стучит,
Громче всех коров мычит…

И с тех пор коровы эти,
И не эти —
Все на свете —
Вслед грохочущим вагонам
Смотрят взглядом удивлённым
И мычат вдогонку: —
— МУ-У!
КТО?
ОТКУ-У-ДА?
ПОЧЕМУ-У?

Cтарый гном

ВЕЧЕРОМ


Лист шептался с листом,
Перелистывался том.
Над последним листом
Старый гном забылся сном.

УТРОМ

Утром глаза не протрёт никак:
— Если я гном, где же мой колпак?
Под креслом искал, под столом, под окном:
— Без колпака какой же я гном?
Плечами пожал и добавил со вздохом:
— Быть просто дедушкой тоже неплохо.

Про верблюда

ТУМАН

Дорога такая безлюдная —
Туманная и верблюдная.
Верблюд в тумане один.
Только спины машин,
Только машин бока.
До встречи, верблюд, пока!

ГРУСТНЫЙ ВЕРБЛЮД

Стоит верблюд, красив и горбат.
Стоит верблюд, ничему не рад,
На холме, впереди небосклона
Грустит под красной попоной.
Сейчас на него взберусь
И — до свиданья, грусть!

Встреча

Подружку просит пёс цепной:
— Облай кого-нибудь со мной!
А та в ответ хвостом виляет
И даже на котов не лает.
Видать, другое воспитание,
А может быть, не то питание.

Три травинки

Травинки между гор росли
Без дождика, в жаре, в пыли.
Три серые травинки
Тонки, как паутинки.
Дивится камень горный:
— Малы, но как упорны!

Деревья и дикобраз


Взял дикобраз бразды правленья
И сразу отдал повеленье:
Иголки сбрить сосне и ёлке,
Мол, без толку у них иголки.
Прекрасны иглы дикобразьи.
Все остальные — безобразье.

Шумят деревья:
— Дикобраз
Нам, поднебесным, не указ.
А если он завёл иголки,
Пускай детишкам шьёт футболки!

Ещё материалы этого проекта
Ур-ра! Тайна раскрылась!
Я всё хотел увидеть человеческий сон. А то, как ни засну, непременно начинаю летать. Но однажды я увидел настоящий сон. Будто сижу на Гоше. Кругом жара нестерпимая, а мы с ним едем. По пустыне. Вернее, я еду, а Гоша идёт. Потому что Гоша — верблюд и настоящий товарищ. Если бы я был такой большой и сильный, как он, то мы бы ехали друг на дружке по переменке.
07.12.2011
Мечта и фантазия
Спешила Мечта по тропинке,
Котёнка несла для Маринки.
Навстречу Фантазия Вовки
Акулу вела на верёвке
08.04.2013
Белая ночь
Тихо скользят
по Неве корабли.
Шпиль Петропавловки
блещет вдали.
20.05.2011
Вкусные вопросы
Жили-были два друга — Рома и Митя. Рома был трусом, а Митя — мальчиком очень храбрым. Как-то друзья услышали крик тонущей в реке женщины. Трусливый Рома так испугался за женщину, что бросился её спасать. А храбрый Митя, который ни за себя, ни за других не боялся, пошёл домой.
14.07.2010