Я — парикмахер!

Я — парикмахер!

Моя подруга стремительно лысеет и я молча, беспомощно наблюдаю этот процесс. Потом начинаю реветь.
22.02

Дарья Новаторова, журналист, филолог.

За окном 1995 год, я вот-вот пойду в школу. Потом, осенью. А сегодня у меня седьмой День рождения, и мне дарят её — мою первую Барби.

Она совершенство: стройная, улыбчивая, миниатюрная красавица с роскошными каштановыми волосами до самых пят. Они-то, правда, мне не особенно нравятся: длинноваты и неестественны. Но я знаю, что делать.

Я усаживаю кукулу в кресло, беру ножницы, накрываю полотенцем – все взаправду: подравняем чуть-чуть.

Щ-щ-щ-елк. Нет, еще длинно. Щ-щ-щ-елк. Теперь волос уже до попы, так гораздо лучше – и я вошла во вкус! Щ-щ-щ-елк. Справа чуть длиннее, чем слева … Щ-щ-щ-елк. Ну что ж, каре. Щ-щ-щ-елк. Ох. А это уже смахивает на папин «ежик». Но она красавица!

Ох, что это?!..

Несколько «прядей», вдруг, неожиданно, остаются у меня в руке. С чего бы это?

Я беру расческу, и стараюсь аккуратно прикрыть оставшимися волосами пластмассовую проплешину. Становится ещё хуже. Моя подруга стремительно лысеет и я молча, беспомощно наблюдаю этот процесс. Потом начинаю реветь.

Мама обнаруживает меня, ножницы, разбросанные вокруг волосы и почти полностью лысую, обезображенную куклу – всего минут двадцать, как из коробки. Победив приступ смеха, мама быстро находит выход.

К концу моего седьмого Дня рождения у меня уже вторая кукла Барби: с роскошными рыжими волосами из ниток, которые мама, одну за другой, весь вечер вшивала ей в голову.

А парикмахеров я недолюбливаю до сих пор.

Ещё материалы этого проекта
Восьмомартовский концерт
Под «Скоро-очень-скоро-мы-построим-город» мы должны были радостно выбежать на сцену, приветственно помахать заранее выданными цветуёчками...
08.03.2013
Все истории настоящие, все герои — хорошие люди
«Букник-младший» любит собирать истории. Сегодня мы начинаем публиковать нелепые истории из детства разных людей.
27.09.2012
Головная боль Крузенштерна
Как Фёдор Толстой стал «Американцем»
29.08.2013
Тихоня Вова
Детство Игоря Мальцева прошло на Камчатке в закрытом военном гарнизоне. Администрация школы считала его высокомерным и далёким от интересов коллектива. По коридорам школы он предпочитал ходить на руках.
11.10.2012