Еврейские дети Григория Остера

Еврейские дети Григория Остера

или Немножечко присесть
18.04
Теги материала: интервью, писатели

Встреча Букника-младшего с Григорием Остером не была, увы, ни эксклюзивной, ни размеренной. Всё происходило на бегу: писатель раздавал автографы в книжном магазине «Москва», а Букник-младший пытался пробиться к любимому автору и задать ему хотя бы несколько вопросов.


Даже чтобы просто разглядеть Остера, приходилось приподниматься на цыпочки и вытягивать шею. В плотной толпе читателей и почитателей писателя детей заметно не было. Похоже, родители специально оставили их дома. Взрослым явно было что сказать автору знаменитых «Вредных советов».

Например, одна симпатичная пожилая учительница рассказала о вопиющем случае на уроке литературы. Когда она попросила учеников почитать наизусть стихи, только пара отличников вспомнили «Я помню чудное мгновенье» и «Погиб поэт, невольник чести» – остальные наперебой декламировали Остера.

Услышав эту историю, Григорий Бенционович скромно потупился и сказал, что он, безусловно, не Пушкин – он другой. И он не одобряет таких пробелов в знаниях школьников. Правда, его глаза за очками в этот момент сверкнули как-то особенно хитро. Букнику-младшему даже показалось: на самом деле Остер немножко гордится, что его стихи помнят лучше пушкинских.


Другой учитель, одессит, спрашивал, можно ли читать «Вредные советы» послушным детям. Остер возмутился: послушных детей не существует в природе! А если бы существовали, их следовало бы запретить.

Кроме радости общения с живым классиком, поклонники – и Букник-младший вместе с ними – получили массу полезной информации.

Во-первых, мы узнали, что в 2008 году издательство «АКПРЕСС» начало публикацию «Золотой серии сказок» Григория Остера. В свет уже вышли «Петька-микроб» (книга не переиздавалась восемь лет), «Мифы и легенды Велтон Парка» и «Легенды и мифы Лаврового переулка». Готовятся к изданию «Школа ужасов», совершенно новое произведение «Детям о детях» и «Сказка с подробностями» – любимое детище автора.


Во-вторых, иллюстрации к старым и новым книжкам Остера рисовали Оксана Гривина, Евгений Антоненков, Юрий Волкович и Валерий Чурик. Новым образом микроба по имени Петька, придуманным Оксаной Гривиной, мы уже любовались.

В-третьих, взрослые мысленно запрыгали до потолка книжного магазина, когда узнали, что Григорий Остер готовит сразу четыре книжки специально для них! Наконец-то! А то всё для детей да для детей. Итак, это будут «Вредные советы бизнесменам», «Вредные советы отцам подрастающих детей», «Как приготовить мужчину, или Книга о пище вкусной, здоровой женщины» и «После свадьбы уже не заживёт». Многообещающе.

Когда все желающие получили вожделенные автографы писателя, настал момент истины и для Букника-младшего.



– Григорий Бенционович, у нас есть фирменный вопрос, который мы задаем всем: как воспитать в ребёнке читателя? И возможно ли это?
– Знаете, есть только один способ. И, кстати, именно этот способ использовал еврейский народ – недаром он называется народом Книги. Самая естественная, классическая ситуация: садился отец, открывал Книгу, вокруг него рассаживались дети, и он читал им вслух. Кстати, в этой Книге есть много того, что было бы интересно детям.
Ничего лучшего за все века не было придумано. Если родители возьмут книгу – любую книгу, которую они хотят почитать, не обязательно Тору, – посадят рядом детей и станут им читать, из детей будут вырастать читатели.

– Если родители любят читать, то и дети полюбят? Автоматически?
– Да, только если родители – не эгоистичные читатели, если они умеют делиться. Вообще, детская книга для маленького ребёнка – это прежде всего инструмент коммуникации между ним и родителями. Даже если папа или мама туповаты и им, допустим, нечего сказать детям, всегда есть возможность взять хорошую книгу и почитать вслух. И ребёнок будет больше уважать родителей, потому что именно от них, через них он получает всё лучшее, что есть в книгах.

– Получается, для того чтобы чтение ребёнку превратилось в «акт общения», детская книга должна быть интересна и родителям.
– Обязательно! Я всегда стараюсь писать так, чтобы книжка была как слоёный пирог: один слой для взрослых, другой – для детей. Каждый получает что-то своё. Папа смеётся в одном месте, сын хохочет в другом.

– А вы что лучше чувствуете – смешное для детей или для взрослых?
– Одинаково. Я давно уже сделал великое открытие, что все взрослые произошли от детей. В каждом взрослом внутри живет ребёнок. Я своего внутреннего ребёнка стараюсь не придушить. Я с ним советуюсь, и он всегда даёт мне понять, интересно или не интересно то, что я пишу.


Майя Остер, жена писателя
– Сами вы непослушный ребёнок?
– Конечно! Послушный ребёнок – это самое страшное, что только может быть на земле. Если бы все дети были послушными, они никогда бы не произошли от обезьяны. И Ева бы не съела яблоко, если бы была послушной девочкой. И остались бы они с Адамом в раю.

– Думаете, это было бы плохо?
– Это было бы неправильно, наверное. Всё произошло так, как и было задумано.

– Ваша жена вас воспитывает вредными советами?
– Воспитывает. Только не вредными, а полезными.

– Но вы же непослушный!
– Вот именно. Поэтому и получается то, что видите. Взрослых воспитывать не легче, чем детей. Я сейчас сочиняю новую книгу – вернее, это будет целая серия книг, в которых используется очень простой прием: я ставлю детей на место взрослых, а взрослых на место детей. Там будут истории, например, о том, что бывает, когда папа начинает разговаривать с незнакомыми девочками на улице, хотя прекрасно знает, что этого делать нельзя. Ну и тому подобное.


Автограф Григория Остера для Букника-младшего
– Григорий Бенционович, скажите, а ваши дети – еврейские дети?
– Да!

– Все пятеро?
– Пожалуй, да. Вот, например, мой младшенький, Никита, которому сейчас 15 лет. Когда-то я, глядя на него, понял, как выживал еврейский народ в трудные времена. Никите было года четыре, мы с ним всё время читали разные книжки. Однажды он притащил мне учебник своей старшей сестры. А там нарисованы какие-то телеги, воины – рассказ про татаро-монгольское иго. И написано, что во время набегов захватчики убивали всех мужчин и мальчиков, которые были выше колеса. На Никиту это произвело очень серьёзное впечатление. Он надолго задумался, потом посмотрел на меня внимательно и сказал: «Но ведь можно было немножечко присесть!»

Ещё про детских поэтов:
Марина Бородицкая: «Литература — это бомбоубежище»
Что за «ли»? Что за «мон»?
Шике-шике-шике-дриз!

Ещё детские стихи:
В гнезде аистином всё чинно и тихо
Сколько тру-ля-ля в одном мешке?

Ещё материалы этого проекта
Одиночество, скрашенное крокодилом
Детские писательницы — они какие? Правильный ответ — разные. Но что-то же должно их объединять, кроме клейма «детского автора». Теперь, когда я поговорила с Мариасун Ландой, мне кажется, что вот такие, очень честные и добрые — это самые правильные детские писатели и есть.
22.07.2011
Мой отец родился в Нью-Йорке и вообще еврей
Денис Драгунский о том, как он злился на «Денискины рассказы», как отец гордился своими текстами для взрослых, как дед грабил собственную кассу, как прадед торговал лапсердаками.
29.11.2013
Так сказал директор музыкальной школы
Александр Герман, директор московской музыкальной школы №8, рассказал, зачем детям нужно музыкальное образование. Уже 30 лет директор лично принимает детей в школу, вдохновляет на подвиги, спорит, убеждает, выпускает и провожает "профессионально подготовленных непрофессионалов".
13.11.2012
Школьные годы чудесные?
Идея очень проста: люди не делятся на средних, успешных и неудачников. Люди просто разные. Каждый успешен по-своему. Если принять эту простую мысль, то получится, что главная задача демократической школы состоит в том, чтобы помочь ребёнку найти свою сильную сторону.
14.11.2011