Мамочка видит, чем ты занят

Мамочка видит, чем ты занят

Гиперопека: родители вьются над своими детьми до самой старости, а нынешние взрослые ищут, на кого бы спихнуть родительские функции.
23.01
Вообще-то я хотела написать колонку про деньги. Я уже даже почти начала писать про деньги, как вдруг зазвонил мой мобильник.

— Здравствуйте, — произнес милый и усталый женский голос. 
— Здравствуйте, — насторожилась я. Вечерний звонок с обращением без имени-отчества сулил беседу со спамером.
— Меня зовут Анастасия, — произнесла барышня на том конце провода, и я почти уверилась в правоте своих предчувствий. Однако продолжение оказалось внезапно интересным. 
— Я куратор вашего сына в институте и хочу пригласить вас на родительское собрание, которое состоится в четверг.

На секунду я потеряла дар речи. Но лишь на секунду.

— Анастасия, я вас правильно поняла? Вы проводите собрание для родителей ваших студентов? Взрослых и, главное, совершеннолетних людей? Очень странное мероприятие для высшей школы.
— Да, все правильно. Родители звонят в деканат и хотят выяснить, что у детей с посещаемостью и успеваемостью. Поэтому мы решили провести собрание.
мамочка.jpg
Расхохотаться в трубку было бы неправильно, поэтому мне пришлось взять себя в руки. Ну почти. И минуты три говорить о том, что я думаю о подобных родителях и какова, по моему мнению, должна была быть реакция деканата на стремление гиперопекающих взрослых контролировать своих половозрелых отпрысков. 
На собрание я, конечно, не собиралась. И не только потому, что уезжала в командировку. Я считаю, что нельзя всю жизнь прикрывать своей грудью задницу своего ребенка. Есть вещи, которые он должен усваивать сам — и сам расплачиваться за косяки и ошибки. Если за 17-18 лет до поступления в вуз родители не смогли объяснить ребенку, что к чему, то метаться уже поздно.

Однако у нас на дворе эпоха гиперопеки. Последние два десятилетия все к тому идет: детям оставляют все меньше самостоятельности. Родители стремятся быть в курсе всего, что происходит с их детьми, они стараются подстилать соломки по всему жизненному пути своего чадушка. Мы говорим, что наши свекрови слишком лезут в нашу жизнь? Ха! Давайте-ка лет через несколько посмотрим на себя! Полагаю, что наше поколение зятьям, невесткам и внукам вообще вздохнуть не даст без своего ведома! У нас это будет на автомате, мы даже не заметим, как опека и стремление помочь и защитить плавно перерастет в неприличную и невыносимую назойливость. А потом мы будем жаловаться сверстникам, что эти молодые ничего сами не могут, как не могли сами подготовиться к экзаменам, выбрать вуз и жениться по-человечески.

Я злобно фырчала на кухне (а сын подогревал мое возмущение, цитируя из чата их учебной группы оскорбленные и ехидные высказывания однокурсников), когда на меня вдруг снизошло озарение. Я поняла внезапно, что все на самом деле логично. Если собрание и впрямь проводится по просьбам родителей первокурсников, то это просто тренд такой. Государственный.

Вы заметили, что наше государство все больше и больше стремится возлагать на себя родительские функции по отношению к своим гражданам? Нет, я не говорю о социальной защите или там об образовании. Я говорю о стремлении не давать людям возможности что-то решать самостоятельно. Вот, например, закон о защите детей от информации. Он у меня лично больше всего чешется, поскольку я работаю с детскими книгами, которым этот бездумный и бессмысленный закон изрядно подгадил.

Так вот, закон. Бездумный и бессмысленный, как я уже сказала. Не учитывающий особенностей детской психологии и читательского восприятия. Не учитывающий педагогических принципов и индивидуальных особенностей интеллектуального развития детей. Когда этот закон был принят, родители, приходя в книжные магазины, начали спрашивать у продавцов, глядя на возрастную маркировку, имеют ли они право купить своим детям вот эту книжку и вон ту. «Позвольте, — отвечали продавцы в магазине «Додо». — Я не знаю вашего ребенка, а вы его знаете. Как я могу за вас принять решение?!» — «Но ведь маркировка «9 +»… А ему только восемь с половиной…»

Родители искали одобрения кого-то старшего, взрослого. А разве они не взрослые? Вероятно, нет, раз так легко отказываются от принятия решений и от ответственности за своих детей, перекладывая все эти неприятные функции на государство, книгопродавцов, школу и кого там еще. На тех, кому они с удовольствием делегируют родительские полномочия.

А государство и радо стараться. Оно еще более рьяно начинает принимать за нас решения.
Оно начинает оберегать нас от неких гипотетических опасностей: не советует гулять в чужом дворе, фильтрует наши источники информации, ну и так далее. В ситуации, когда государство становится надзирающим над своими гражданами родителем, все наши недовольства и протесты выглядят смешным подростковым бунтом. Да, похоже, так и воспринимаются. Государство через своих законотворцев с удовольствием демонстрирует пример гиперопекающего родительского поведения, и уже невозможно определить, кто за кем следует — граждане за этим примером или государство — за своими гражданами, гиперопекающими тревожными родителями.
Взрослеть просто некогда и негде.
В общем, не пойду я в институт на родительское собрание. 
Интересно, много ли родителей решат по-другому.
Ещё материалы этого проекта
Ночь нежна
Первому ребенку почти никогда не достается уверенной в себе, спокойной матери. Второму — только если первый на время уезжает к родственникам. Лиза Розовская, мать четырехлетней Рахель и пятимесячного Биньямина, рассказывает о тех сторонах родительства, о которых принято молчать.
26.05.2015
Чайлдфри посвящается
На эти пять дней у меня были большие планы. Ночной поход в кино — раз. Курить и стряхивать пепел на пол в детской — два. Среди ночи пить шампанское из горла и голосить разудалые песни под чьими-нибудь окнами (идеально, конечно, чтоб там жили люди с маленькими детьми) — три. Сходить наконец-то в салон красоты — четыре. Гулять до утра по бульварам — пять. Ну и по мелочи. Напиться до беспамятства...
28.06.2010
Триллер про табель
Если просиживать вечера в Скайпе и Одноклассниках, а выходные коротать в боулинге и на концертах, учиться просто некогда, потому что каждый день — семь уроков, потому что четыре языка, потому что русского дают столько же часов сколько румынского и английского, потому что… да какая разница, почему?
08.02.2011
Судный день
Первое апреля. Страшный день настал. Через три часа у московских школ выстроится очередь из униженных, но ещё не оскорбленных: в 9 утра начнётся приём документов в первый класс.
09.04.2010