Триллер про табель

Триллер про табель

Бывают удачи невероятные: забегаешь в кофейню во время обеденного перерыва, а там сидит мужчина твоей мечты. И через три месяца у вас уже свадьба.
8.02

Бывают удачи иррациональные: играешь-играешь в лотерею, понимаешь, что чудес не бывает, но… но дедушка, заполняя листки Спортлото, каждый раз рассказывал анекдот, как один человек молил Бога помочь ему выиграть, а сам даже не покупал билетов. И вот наступает день, когда ты автоматически проверяешь очередной купон — и цифры вдруг сходятся. Спасибо деду.

Случаются и удачи бытовые: несёшься с одной работы на другую, ничего никогда некогда, завтра последний день оплаты счетов, а в банке — справа по ходу движения — симпатичный охранник переворачивает табличку, и теперь на стеклянной двери написано «Открыто». И все квитанции с собой. И налички достаточно. И ни одного человека у кассы!

А бывают удачи спасительные. Тащишься, допустим, летним вечером, совсем уже на полусогнутых, потому что жара, пыль, пакеты растреклятые веером на всех пальцах и отпуска — как будто и не было вовсе. И ведь всего две недели назад бродили с сыном по Питеру, и думали (потому что он, конечно, тоже такое думает): а вот если честно-честно, без дураков, что на свете лучше и важнее — Макдональдс, который как назло всё время не по дороге, или очередной, стопятидесятый, музей? Который, может быть, вообще какой-то ненужный. Или даже скучный. А может, просто отстойный. Захламленный старый дом, и больше ничего. А мы ползём. А могли бы жевать картошку фри и запивать ледяной колой. Но такое ведь не озвучишь, так что мы честно бредём дальше. Молча. Злые, недовольные друг другом. Полумертвые, опять же, от усталости.

И пока вспоминаешь, случается непоправимое: прямо на тебя выскакивает классная. Ну, то есть уважаемый классный руководитель твоего единственного сына. Ведёт за руку малыша и улыбается. Кошмар. Откуда, зачем, за что?

Первая разумная мысль: чёрт, чёрт, как бы ускользнуть, она же достанет сейчас до печёнок!!! Вторая: нет, сбежать не успеваю; а что ж соврать — почему я не пришла на итоговое родительское собрание?!

Третья мысль — и почему у некоторых такой мерзкий оттенок волос? — уже наслаивается на добрыйвечерблаблабла и так далее. Ой, а это ваш внук? Какой чудесный! А вот мой орёл подрос — и такой противный стал, всю душу вынул, пока в Питер ездили… даже не ожидала! Наверное, переходный возраст — вы простите, конечно, что я собрание пропустила, никак было не успеть, работа, семья, вы же понимаете…

И тут эта женщина начинает говорить. Ты сначала совершенно не слушаешь, а потом — просто потому, что пакеты уже не отрывают руки, а мирно стоят рядом; потому, что конец недели, и завтра не придется ничего делать; потому, что даже воробьи онемели, а значит, ночью будет дождь, а утром озонный рай, — так вот, по всему поэтому мысли вдруг меняют русло. И уже вправду неловко, что пропустила собрание. И что сразу не разглядела волосы: а что, очень даже трендовый оттенок — наверное, со злости показался неудачным. И вовсе она не аутичная зануда, конечно же: мама, бабушка, педагог. Не зря ведь мы написали километр петиций, чтоб нашему классу дали только её и никого другого.

А она продолжает:
— Вы когда табель за первый семестр получите, не расстраивайтесь. И не ругайте его слишком, потому что в таком возрасте дети быстро теряют желание учиться, если на них давить. Конечно, молчать тоже не нужно, но важно не перегнуть палку: четырнадцать лет — возраст активной социализации, и учёба отходит на второй план. Это нормально. Если всё подкорректировать, если ребёнок соответствует психофизиологическим нормам, к концу восьмого класса ситуация выправится. Конечно, оценки первого семестра всё равно подпортят картину за год, однако, если вы правильно разыграете карты, эти же оценки заставят его более вдумчиво относиться к учёбе во втором семестре. Вы же понимаете, да?

Мне казалось, что да — понимаю. На самом деле понимание пришло вместе с полугодовыми оценками — тупо глядя в табель (ЧЕТЫРЕ семёрки — нереально, у него и одной никогда не было!), я могла думать только об одном: а если бы я её тогда не встретила? А? Точно были бы жертвы.

Сын тем временем чуть не плачет, пытаясь донести до меня истинную правду — отличников и даже ударников в классе не осталось, все скатились ниже некуда, и он не представляет, как это могло выйти: честное слово, я не думал что так будет, я не нарочно, и я не один плохо закончил! Честное слово!

Ещё бы. Если просиживать вечера в Скайпе и Одноклассниках, а выходные коротать в боулинге и на концертах, учиться просто некогда, потому что каждый день — семь уроков, потому что четыре языка, потому что русского дают столько же часов сколько румынского и английского, потому что… да какая разница, почему? В начале года ещё пытаешься вразумить, объяснить, поговорить, а потом просто разжимаешь руки. Будь что будет, должен ведь человек увидеть, к чему приведут его собственные ошибки. Вот и оно: сделал — получи. Только почему я тоже должна получать — даже хоть этот табель?

Конечно, приходится устраивать семейное собрание. А сначала, конечно, перелопачивать Интернет, чтобы понять — куда ж нам, ёлки зелёные, плыть?

И, конечно, после каникул всё постепенно входит в привычную колею: ребёнок вылезает из рэперских тряпок, с удовольствием надевает опять рубашку, пижонский галстук и костюм, и через пару недель уже видно, что оценки поползли вверх. Да, результаты года всё равно будут неблестящими, но, кажется, у меня в восьмом классе были такие же? Четверть века назад, задолго до того, как я забежала в то кафе, куда мы с мужем до сих пор ходим отмечать наши годовщины. В те самые дни, когда я точно знала, что выиграть в лотерею невозможно, что любви не существует, а лучшая подруга может запросто обидеться навечно. И часами, днями висела на телефоне, если только не гуляла в старом парке — ведь тогда ещё не было ни мессенджеров, ни боулинг-клубов, ни толковых концертов. Зато была наша классная, с которой я дружу до сих пор, хотя мне 40, а ей 80. Правда, моей маме однажды удалось ускользнуть от неё (давным-давно, душным летним вечером), но мне всё равно в итоге повезло.

И на всякий случай — если вдруг ваша удача ещё впереди — я и написала всё это. Вы же понимаете, да?


Ещё материалы этого проекта
Немужское воспитание
Мало что так фрустрирует родителей, как разговоры на тему воспитания «настоящего мужчины» или «настоящей женщины», особенно если родитель воспитывает детей один. О том, кто в доме альфа-самец и нужно ли пытаться быть идеальной матерью, размышляет Ксения Молдавская.
25.11.2014
Покаяние
«Выпускная» фотография из детского сада: дочь в новом бархатном платье цвета морской волны с богатым белым воротником. На обороте – неожиданно – огромными печатными буквами: «ПРОСЦИЦИ ВОСПИЦАЦЕЛЬНИЦИ! И НЯНЬ ПРОСЦИ ДАША».
24.07.2009
Четыре правильных решения
Как подружиться с мужем, что делать с настойчивой свекровью, можно ли стать настоящей семьей после развода и стоит ли поддерживать отношения с бывшими родственниками ради детей. Довольно привычный по нынешним временам опыт изменения структуры семьи изучает Ксения Молдавская.
18.10.2015
Мать голкипера: мысли не о футболе
Более неспортивного человека, чем я, найти трудно. Я не умею плавать, не умею кататься на велосипеде и роликах, равно как и на лыжах и коньках. Я никогда не бегаю по улицам и паркам в облегающих шортах и топах, не хожу в походы, не медитирую в позе лотоса. Но у меня есть сын, и он совсем другое дело.
21.11.2011