Я и не-Я

Я и не-Я

Почему взрослый вдруг начинает транслировать своим детям шаблонные фразы и установки.
31.07
Во мне живут две сущности. На самом деле, конечно, их гораздо больше, но мне проще говорить о двух: Я и не-Я.

Я – это та, кто очень хорошо ощущает себя-ребенка, себя-подростка, себя-дочь. Я — та, что ставила и продолжает ставить, наблюдая за окружающей жизнью, галочки: «Нет, такого я никогда не сделаю». Я — та, что старается сначала разобраться, а только потом принимать или не принимать меры, та, что удерживается от ежечасных контролирующих звонков детям, та, что глотает половину обидных слов, которые очень хочется высказать этим бездельникам и паразитам.

Не-Я более решительна. Не-Я действует на эмоциях и инстинктах, а потому нередко опережает ту, которая Я. 
Не-Я может сказать сыну: «Да кому ты такой нужен!» или даже: «Ты никогда ничего не можешь толком сделать, от тебя один вред!». 
Не-Я может взбеситься на ровном, казалось бы, месте, разораться, не слушая оправданий. 
Не-Я все время занимает агрессивно-оборонительную позицию. Но как бы она ни оборонялась, все равно ей приходится уйти. И тогда Я возвращается на место и в ужасе хватается за голову: эти тексты-формулы, эти поступки, это… это же все то, на что Я ставила мысленную галочку — «никогда-никогда». 

Я сгорает от стыда, бьется головой об твердые поверхности, идет мириться с ребенком. И все становится хорошо. До следующего плохо контролируемого выплеска эмоций и до следующего стремительного появления Не-Я.
«Ты похожа на свою мать!» — бросает мне со всем возможным презрением Младший Сын. «Для жены прибереги фразочку», — хочу ответить я. И замираю. Моя мама ведь тоже пользовалась в минуты душевных бурь словами-формулами, поступками-формулами, которые совершенно не были похожи на нее обычную: доброжелательную, внимательную, с хорошим чувством юмора и с чувством достоинства. И собственного, и окружающих. Но ведь бросала она обидные слова, которые не заживают с самого детства, совершала из беспокойства за меня что-то такое, что… Не буду об этом.

янея1.jpeg
Интроекты. Так, говорят психологи, называются эти формулы, эти заклинания, которые превращали мою маму в кого-то другого, злого и незнакомого, которые заставляют выскакивать вперед агрессивную и никогда не рефлексирующую не-Я.
«Интроекты — это не переработанные психикой жесткие формулы-убеждения, навязанные человеку извне, другими людьми. Особенно интроекты активизируются в стрессовой ситуации. Человек растерян. Чтобы сообразить, что сейчас делать, ему нужно время и возможность адекватно оценивать ситуацию. А если времени нет, а способность оценивать ситуацию перекрыта сильными чувствами (например, страхом, гневом, болью), то автоматически включается интроект. Помните, как Эмилия в фильме «Обыкновенное чудо» кричала: «Бей в барабаны, труби в трубы»? Вот это и был интроект, усвоенный ею за годы жизни и службы в королевском дворце», пишет нам психолог Вита Малыгина.

Общеучительские формулы типа «а голову ты дома не забыл» или «на контрольной посмеемся» — это тоже интроекты. В блогосфере иногда публика задается вопросом: неужто таким формулам учат прямо в педагогическом институте? Нет, не учат. Да и незачем учить: унизительные замечания взрослых записались на подкорку еще в начальных классах. Это как таблица умножения, самые азы социальной жизни.

Тридцать лет назад я поступила в педагогический институт. Мне очень хотелось быть учителем, не похожим на моих школьных учителей. Ну, по крайней мере, на большую их часть. Я мечтала, что никогда не буду оскорблять учеников, не стану унижать их ни прилюдно, ни наедине, даже не подумаю вызывать родителей лишь для того, чтоб продемонстрировать свою власть, не позволю себе читать их записочки, не начну выбирать в классе любимчиков и парий и никогда-никогда-никогда не повторю вот этого про голову, про основной документ ученика и про звонок для учителя.
Кажется, мне удалось выполнить данные себе обещания. Потому что я очень недолго работала в школе.
А вот с обещаниями по поводу того, какой я буду мамой, все выходит как-то не так. Тем более, что из мам не уволишься, даже и в отпуск толком не сходишь. Это развлечение надолго. Навсегда. Так что постоянно приходится быть настороже. А не-Я так и норовит выскочить и быстро-быстро транслировать установки и ошибки моих прабабушек через моих детей моим внукам и правнукам. Не-Я всегда готова взять управление на себя, когда я устала, расстроена, зла или просто чем-то увлечена. А расхлебывать вынуждена Я. И дети, конечно. Они ведь тоже ставят мысленные галочки напротив допустимого и недопустимого. Но и через детей моих временами уже прорываются не-Они. 
Главное – сохранять спокойствие, не вопить и близко не подпускать к моим не-Детям эту самую не-Я. Дети ведь тоже не рады, когда сквозь них пытается вылезти в мир кто-то чужой и неприятный. 

Долгими тренировками можно достичь если не всего, то многого. За восемнадцать лет материнства у Я развилась реакция: все чаще она успевает схватить не-Я за подол и отодвинуть подальше, мрачно приговаривая: «Не лезь к моим детям! Не вмешивайся! Надо будет — я сама с ними расправлюсь. Но это будет осознанная расправа! А может быть, и расправляться не потребуется. Если хорошенько подумать и все обговорить».
Ещё материалы этого проекта
Мать голкипера: мысли не о футболе
Более неспортивного человека, чем я, найти трудно. Я не умею плавать, не умею кататься на велосипеде и роликах, равно как и на лыжах и коньках. Я никогда не бегаю по улицам и паркам в облегающих шортах и топах, не хожу в походы, не медитирую в позе лотоса. Но у меня есть сын, и он совсем другое дело.
21.11.2011
Каникулы кватроцератопса
Конец каникул. Вот уже две недели четверо детей сидят у меня на голове. К вечеру от постоянного «мам» я превращаюсь в трицератопса (спасибо сыну за обогащение моего словаря) — нет, в кватроцератопса, и готова каждого забодать отдельным рогом.
08.01.2010
Мерило взросления
Семейный опыт похож на калейдоскоп: детали одни и те же, а картинки у каждого члена семьи складываются свои. За преломлением прожитого тремя поколениями — на примере дачи (и черной смородины) — наблюдает Ксения Молдавская.
14.07.2015
Правила драки
Сын подвёл итоги первой недели сентября: две шишки, шесть царапин, девять синяков. Кажется, что школу захватил неизвестный Онищенко вирус, который распространяется с атипичной скоростью и косит исключительно мальчиков.
12.09.2009